Источник:  http://spinavigator.narod.ru/ihcr_jud_timeo_danaos_et_dona_ferentes.htm

 

О дарованных земных царствах, чудных царях и финале дары принимающих

(К ВОПРОСУ ОБ ЭКЗЕГЕЗЕ ВЕТХОГО ЗАВЕТА В АПОСТОЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ)

 

В данной публикации мне хочется поднять вопрос о невозможности прямой духовной преемственности евангельской и апостольской традиций из Танаха. Когда те или иные воззрения конфликтуют с тем, чему учили Христос и апостолы. Я не утверждаю, что никакой связи нет вообще, однако связь не такая уж простая и однозначная. С одной стороны НЗ неоднократно ссылается на ВЗ, но с другой - преемственность можно обнаружить далеко не во всём, а в некоторых моментах имеем вообще антагонизм. Например, в статье демонстрирую, что духовное направление, которое оформилось на заре эпохи второго Храма – в сторону НЗ никак не шло, скорее шло в сторону вообще противоположную. При этом сам Танах, часть книг которых писалась (взять ту же книгу Ездры или Есфирь) или окончательно оформлялась в то время – являются детьми своей эпохи и несут её дух. Однако всё подряд читается через призму НЗ, придавая событиям и высказываниям персонажей боговдохновенный и поучительный смысл, тогда как они лишь дети своего времени, со своими ошибками и заблуждениями. А заблуждения мы-то способны выявить, имея Евангелия, а также зная историю и её финал. 

 

***

 

Когда-то в своей публикации «О непроисхождении христианства из иудаизма» я предложил к рассмотрению некоторые вопросы относительно одного интересного евангельского конфликта. Если кратко, то евангельское содержание одного из искушений Христа идёт вразрез с представлениями Ветхого Завета об источнике дарования власти над царствами земли. Сейчас же хочется рассмотреть вопрос сути этого конфликта и возможного его происхождения. При этом попытаться понять, как мыслил автор евангельского повествования об искушении Христа (или же скорее - автор возможного протографа) и как он сам относился к идейному противоречию.

Итак, для удобства работы приведу здесь конфликтные рассматриваемые цитаты.

 

8 Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их,
9 и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне.
10 Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи.
(Матф.4:8-10)

6 и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими [царствами] и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее;
(Лук.4:6)

------------

2 так говорит Кир, царь Персидский: все царства земли дал мне Господь Бог небесный, и Он повелел мне построить Ему дом в Иерусалиме, что в Иудее.
(Ездр.1:2)

 

5 И стал Иосафат в собрании Иудеев и Иерусалимлян в доме Господнем, пред новым двором,
6 и сказал: Господи Боже отцов наших! Не Ты ли Бог на небе? И Ты владычествуешь над всеми царствами народов , и в Твоей руке сила и крепость, и никто не устоит против Тебя!
(2Пар.20:5,6)

 

23 так говорит Кир, царь Персидский: все царства земли дал мне Господь Бог небесный , и Он повелел мне построить Ему дом в Иерусалиме, что в Иудее. Кто есть из вас - из всего народа Его, [да будет] Господь Бог его с ним, и пусть он туда идет.
(2Пар.36:23)


37 Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу ,
38 и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими. Ты - это золотая голова!
(Дан.2:37,38)

18 Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу.
(Дан.5:18)

Если бы евангелисты Матфей и Лука представляли здесь некий гностический апокрифический текст, то возникли бы основательные подозрения, кого именно они считали дьяволом в Танахе. Однако перед нами текст канонический, при этом Христос у евангелистов  в позитивном ключе ссылается на Танах («ибо написано»)Можно предположить, что евангелисты попросту не пытаются совмещать новое христианское воззрения с воззрениями иудаизма, когда для евангелистов никакой прямой преемственности христианства от иудаизма не существует, как и конфликта текстов. При этом они оперируют в иной мировоззренческой плоскости и не заботятся о возможных нестыковках воззрений и теологий. С точки зрения критической библеистики можно было бы предположить о некоем случайном характере данного противоречия, ну написали, ну не подумали, не посоветовались, не согласовали, не утвердили у мудрых старейшин, и вот так плохо всё оно получилось. И для старейшин плохо, а потом и для самих «писателей». Однако странно представить, что в таком известном вероучительном моменте, к тому же многократно повторённом в Танахе, можно случайно по неразумию ошибиться. А если это явно не случайно, то возникает мысль о конфликте именно осознанном. Повествующие историю искушения знали, что пишут! Более того, здесь буквально поражает точность и конкретность евангельской формулировки, на грани открытого протеста, когда один текст из картины искушения, напрямую противопоставлен другому тексту из картины дарования власти в Танахе, одно утверждение жёстко противопоставлено другому. Более того, если за истину считать здесь именно евангельскую картину, то соответствующие картины дарования власти в Танахе – противостоят ей и истиной не являются.

 

И здесь возникают вопросы.  Если евангелист (или автор возможного протографа) знает, что он пишет, то против чего он протестует или что он переосмысливает? Ведь если евангельское воззрение сознательно опровергает воззрение Танаха, то соответственно должны и изобличаться и авторы данного воззрения, а также и их вероучение.

 

      Пожалуй, приступим к поиску ответов, а для этого попробуем воссоздать ту картину событий, в гуще которой и родились интересуемые нас места Танаха. Ведь если для человека современного они лишь носят отвлечённый теологический характер, то для людей их писавших могли нести куда более важный и глубокий, а главное явно практический смысл. 

 

      Предлагаю посмотреть, что общего у наших пяти цитат: Ездр.1:2; 2Пар.20:5,6; 2Пар.36:23; Дан.2:37,38; Дан.5:18. Немного знаний библеистики могут подсказать, что первые три ссылки объединены важнейшей как в истории иудаизма, так и в истории канонизации  книг Танаха личностью первосвященника Ездры. Авторство книги Ездры и книг Паралипоменон традиционно относят именно к этому первосвященнику. Ссылки на книгу же Даниила при первом нашем рассмотрении обобщить пока сложно, однако можно отметить лишь, что события этой книги – предвестники событий напрямую уже связанных с временами самого Ездры.

 

      Итак, Ездра. Можно без преувеличения  назвать легендарной личностью новой религиозной эпохи, очередного исторического витка развития религиозной системы иудаизма. С именем этого человека связывается восстановление Иудеи после Вавилонского пленения, постройка второго храма и формирование канона священных писаний иудаизма. И не только формирование канона. С именем Ездры и в древней религиозной литературе, и в исторических памятниках, а также в современной научной литературе связывают вопросы восстановления утраченных после пленения священных книг. В древних представлениях считалось даже, что Ездра лично посредством откровения получил и передал тексты утерянных книг, в том числе и утраченное полное учение данное Моисею.

 

      Перед нами новый и загадочный период. Открываем саму книгу Ездры и … попадаем в историю с достаточно парадоксальным содержанием. Хотя скажу, что парадокс не грозит читателям доверчивым, ибо ничего настораживающего тон написания книги совершенно не предвещает. Книга драматична и религиозно возвышена до такой степени, что подвоха будет естественно и не заметить. Может где-то кольнёт в сердце вопрос, но на том  всё и закончится, ведь колет-то далеко не первый раз при чтении Ветхого Завета, а мы ведь люди уже привыкшие, раз от Бытия до Ездры дочитали.

 

      Итак, Господь возбуждает дух Кира, царя Персидского «построить Ему дом в Иерусалиме» (Ездр.1:1). При этом Кир повелевает евреев отпустить домой, а местным жителям помочь и серебром и золотом. И разве это не чудо, что царь-захватчик, а ныне уже строитель самого храма и помощник золотом и серебром!

Далее читаем драматическое повествование о возвращении, поселении в родной земле, о восстановлении жертвоприношений, о положении основания храму. О пении народа и восклицании с радостью и слезами (Ездр.3:11-13).

      И вот в 4-й главе появляются некие враги, которые хоть тоже и верующие, но строить мешают, жить не дают, доносы непонятные в Вавилон строчат, мол не надо греть «змею на груди». Тут читаешь и уже праведно вместе с автором на врагов негодуешь, и думаешь, а может и не зря самаряне ворожинами у иудеев считаются? 

      Ситуация накаляется до предела, под удар из-за доноса ворожин ставится всё это великое начинание. Однако чудесным образом царь Дарий также покровительствует иудеям, не слушает ворожин с их предупреждениями. Вот не занимается чудак политикой (как только живым остаётся на троне?), ищет древние хроники, впечатляется и даёт повеление строить иудеям дальше. Плюс – полное содействие старейшинам иудейским, материальная помощь, а всем кто против строительства – смерть и разрушение. Если для воина императора чужой страны главное не политика собственного выживания,  а чтобы у побеждённых и вооружённых соседей «приносили жертву приятную Богу небесному и молились о жизни царя и сыновей его» - то это ведь явное чудо!

 

      Далее, на политической арене возле самого престола Персии появляется книжник Ездра. Книжник, прямой потомок самого Аарона, с властью, поддержкой и колоссальными полномочиями Артаксеркса, царя Персидского (Ездр.7:6). Ворота перед ним открыты, врагов в случае чего вмиг подымут на пики ведь за ним военная поддержка Вавилона, без преувеличения надо сказать – Вавилона благочестивого!

 

       «Все, что повелено Богом небесным, должно делаться со тщанием для дома Бога небесного; дабы не [было] гнева [Его] на царство, царя и сыновей его». (с) Артаксеркс, царь.  (Ездр.7:23)

 

       Грядёт период клерикальной власти – жреческого правления. Священничество освобождается от налогов,  Ездре самим владыкой Персии даётся указание ставить судей и правителей в Иудее, а также карать тех, кто «не будет исполнять закон Бога твоего и закон царя, над тем немедленно пусть производят суд, на смерть ли, или на изгнание, или на денежную пеню, или на заключение в темницу» (Ездр.7:26).

 

       Далее по тексту книги, перед нами путь Ездры со своими верными людьми домой, драматическое описание поста у «реки Агавы, чтобы смириться нам пред лицем Бога нашего, просить у Него благополучного пути для себя и для детей наших…» (Ездр.8:21), а также утверждение защиты и покровительства делах, когда Ездра отказался от военного сопровождения (Ездр.8:22), и победный исход поста, который настраивает нас на благословение свыше скорых славных грядущих дел (Ездр.8:23).  И как после этого можно осторожно относиться к самим скорым делам? А дела интересные, ведь перед читателем в книге появляются новое и громкое утверждение - «святое семя»,  и читатель мог не заметить, что с начала повествования самой книги происходит и процесс чистки, когда священники ищут доказательств кровной чистоты, а не нашедшие -  лишаются своего священства (Ездр.2:62).

 

 

       Ездра прибывает в Иерусалим и ему сообщают страшную новость, оказывается у всего народа и священства семьи – интернациональные и  что «смешалось семя святое с народами иноплеменными» (Ездр.9:2). Как только Ездра это узнаёт, то пребывает в неистовстве и печали, рвёт одежду, рвёт на себе волосы и бороду. Всё это – «преступления переселенцев» (Ездр.9:4). И вот перед нами (Ездр.9) молитва Ездры, где он ужасается тем, что получив милость свыше и проблеск свободы народ снова преступник закона, а все войны и плен в прошлом, также ниспосланы по тем же преступлениям. И долго ли поэтому протянется нынешняя свобода? Далее по тексту в молитве вспоминается постановления Второзакония, о запрете иноплеменных браков на завоёванных евреями территориях во избежание идолопоклонства. И хотя в общем в ситуации Ездры никаких завоеваний и в помине нет, но факт таких браков налицо, закон нарушен и это преступление, которое нужно срочно искоренять. И вот всё отчётливее звучит самостоятельная формулировка нового преступления – «жены иноплеменные из народов земли» (Ездр.10:2). Разворачивается картина осознания нового преступления, которая заканчивается жёстко и радикально. Ездра даёт три дня на сбор всех переселенцев в Иерусалим, за непослушание – заклятие на имущество и отлучение от общества. Далее он провозглашает, что жён необходимо отпустить. Вот так вот взять и отпустить, а если прямо сказать – то выгнать. То, что человек любимый и родной – не важно. Нужно себя внутренне убить? Так убивайте. То, что изгнание женщин с детьми да в ту пору года - фактически их гибель, ну так сами виноваты!  Хорошо если есть куда идти, идти недалеко, дети уже большие и есть материальные средства. А если ничего нет, то что делать? Сразу рыть могилу или продаться в рабство?

 

Фактически была провозглашена идея избранности по святости семени и чистоте крови.  И эта идея к тому же потребовала жертв. И только попробовал бы кто-то из участников впоследствии помыслить или заикнуться, что это была ошибка, ведь пришлось бы усомниться в духовной легитимности новой власти, а за такое в случае чего быстро вздёрнут на столбе или друзья персы прирежут, это если бежать или сопротивляться вздумаешь. 

 

Интересно как описывает эти события А. Мень : «Ездра решил действовать незамедлительно. Разодрав одежду, как делали  в знак  траура,  появился  он   перед   народным   собранием   и   сумел   так наэлектризовать толпу, что многие поклялись разойтись с женами-язычницами  и до гроба оставаться верными "Закону Моисееву".  Второе собрание всех жителей Ездра провел с еще  большим  успехом.  Это было время дождей. Люди стучали зубами от холода и страха, который  нагоняли на них фанатичные речи Ездры. А он продолжал угрожать,  плакать,  кричать  и потрясать над толпой  лохмотьями  разодранной  одежды.  Он  заклинал  иудеев  обособиться  и  навсегда  стать  замкнутой  общиной,  в  которой  нет  места иноплеменникам. Идею о религиозном призвании народа,  которую  проповедовали пророки,  он  довел  до  крайности,   почти   до   гротеска.   Он   требовал пунктуального,  неукоснительного  соблюдения   всех   мелочных   предписаний традиции, требовал превращения всей жизни в сплошной ритуал. … На празднике в честь окончания работ Ездра выступил вновь публично.  На высоком помосте, стоя перед народом, он читал  Тору  и  изъяснял  ее.  Народ плакал от раскаяния, что так долго попирал заветы отцов.  Так,  в  444  году иудейство превратилось в замкнутую касту; под  пеплом  обрядности  и  узости едва  тлело  некогда  столь  могучее  пламя  пророков.  С  течением  времени соблюдение обрядов превратится в  своеобразный  спорт  и  появятся  течения, которые сочтут даже строгость Ездры недостаточной.»

 

 

       Можно проанализировать и заметить, что религиозная идея «святого семени» никак не вязалась с жизнью предыдущих поколений. Да, Ездра логически вывел данное преступление против закона, однако возникает впечатление, что в древности о таком преступлении как осквернении святости семени и не подозревали даже! Взять жену Исаака, и поставить вопрос, а что за семя таким образом стало у Иакова? И кто по крови далее была жена самого Иакова? Кто по крови была жена Иуды, родоначальника многочисленного рода евреев. Кто была жена Иосифа, и кем по крови тогда считать сыновей Манассию и Ефрема. Кто по крови были жёнами Моисея, и кто по крови была мама Саула, а кто была по крови пробабушка Давида, и кого по крови брал Давид себе в жёны. Про жён Соломона – можно даже и не вспоминать. И далее, отдельный вопрос на чистоту семени – царей Иудеи и Израиля, да и не только ведь царей! А жёны самих пленников Вавилона? И кто и на основании чего решил, что кровь по возвращению в Иудею переселенцев вдруг стала чистой и гарантировала избранность?

 

       А дальше началась новая история хранения чистоты крови для утверждения расы богоизбранности и рьяное отделения себя от нечистых. Фактически жреческая власть, жёсткое «шариатское» государственное образование и поддержка стабильности этой системы оружием соседней страны.

 

Ну а теперь подхожу к моменту оценки произошедших событий, но только не с позиции Ездры, как это доверчивому читателю преподносит сама книга, а с позиции христианского понимания произошедшего тогда, а также исторических плодов тех решений и событий. И сделать это не так сложно, сложность как раз в отношении к текстам книги ВЗ, авторы которой ой вряд ли смогли принципиально бы стать единомышленниками Христа и апостолов.

 

Итак, буду ставить вопросы и предлагать как по мне очевидные ответы.

Ломали ли внутренне себя люди, когда выгоняли жён и детей?

- Да.

Понимали ли, что многим выгнанным после этого грозит гибель?

- Понимали.

Понимали, что выгнать придётся именно им?

- Понимали.

Подтвердились ли после всего этого ожидания Ездры относительно прихода мира на землю Иудеи?

- Нет, не подтвердились.

Стали ли последующие войны Иудеи победоносными?

- Нет не стали.

Подтвердил ли Христос или апостолы, что богоизбранность гарантируется хотя бы и чистотой крови также?

- Нет, не подтвердили.

Подтвердило ли Евангелие Источник получения той власти.

Не только не подтвердило, но и опровергло!

 

       И вот Евангелие, Христос приходит к действительно теперь хранимой чистоте крови существующей религиозной формации и сообщает, что они больны. Носителей религиозных идей и рьяных борцов за чистоту исполнения закона называет детьми дьявола. В сожалении предрекает гибель Иудеи, но сожалеет не о религиозной системе, а гибели несчастных одурманенных людей. В конце концов мы знаем, что всё это завершилось полным крахом, массовой гибелью и кровавой бойней, которую сотворили не только римляне, но и сами особо рьяные, боевые и фанатичные представители чистой крови. Вот такой он бесславный финал той религиозной эпохи.

 

       Далее будет интересно отметить, что именно с той эпохой можно связать чаяния иудеев о земном господстве. Так, в ВЗ можно выделить весьма значимую эсхатологическую ветвь. Суть её заключается в том, что концовка мира связывается с особым статусом иудеев относительно других народов. В этой картине возникает исключительно национальный рай и рай именно земной со специфическим устройством распределения благ и осуществлением наказаний. Враги иудеев подвергаются возмездию, притеснители – порабощению, в самом земном рае - мир, а его противникам - притеснение или же смерть. 

 

       Зах.14:17-21. Иерусалим становится мировым центром, куда жители поднебесной обязаны приходить на поклонение «Господу Вседержителю» и праздновать иудейский праздник кущей. Само празднование мыслится со свершением жертвоприношений. Отказ прийти наказывается отсутствием дождя и поражением. Само покарание связано фактически с наказанием голодом непокорных, за которым естественным результатом приходит вымирание народа. Возможно, что наказание отсутствием дождя основывается и на соответствующем проклятии Моисеева закона.

 

       Ис.49:22-26; Ис.55:5. Эпизоды связаны также с возвышением иудеев над остальными народами. Притеснителей иудеев ждёт кара кормления собственной плотью и упоения собственной кровью, цари народов падают ниц перед иудеями и лижут прах их ног. Яхве при этом - спаситель народа Израиля. 

 

       Ис.66:16-24.  Известная эсхатологическая картина в последних главах пророка Исаии.  Повествование о возвещении славы Яхве другим народам, что связано также с возвеличиванием иудеев и масштабным покаранием язычников.

 

       Цитирование и детальный разбор, с доказательством именно критического отношения к этим воззрениям со стороны Нового Завета посвящена отдельная работа (Запрещённая эсхатология). Здесь же нам будет интересно отметить, что возникновение этих воззрений, с ожиданием особого земного царства также относится к нашему рассматриваемому периоду. И пусть читателя не смущает наличие здесь книги более раннего пророка Исаии, достаточно проявить интерес, и узнать, что в библеистике есть обоснованное утверждение о так называемом Второисаии (Исаии Вавилонском), т.е. некоем авторе либо современнике Ездры, либо просто единомышленнике, пророчества которого, были как нельзя кстати. Примечательно, что именно Второисаия в унисон Ездре провозглашает Кира - помазанником (Ис.45:1). К этой своеобразной традиции восхваления Вавилонских царей можно отнести и упоминаемые нами ранее места книги пророка Даниила. Пророчества этой книги провозглашают фактически захватчику Навуходоносору некое дарованное ему свыше «величие, честь и славу». Можно только догадываться, что это же это за честь и слава-то такая. И опять таки, критическая библеистика относит книгу (полностью или частично) к временам идущем в течении уже рассматриваемой нами увлекательной эпохи.

 

Теперь можно попытаться сделать выводы относительно значения конфликтных стихов Танаха для представителей той эпохи, а ведь историю писали победители!

 

1.  Утверждение избрания Богом царей персидских и дарования им власти закрывала неудобные вопросы о причинах дружбы с ними жреческой верхушки и выгоды для самой Персии. Ведь не могут просто так, три могущественных царя, по исторической роли занимающихся переделом мира, участвовать в становлении Иудеи, возрождение религиозного культа, обеспечивать финансовую и военную поддержку, а также поддержку самой этой жреческой власти. Естественно, что политика и всякие там тайные протоколы звучат не духовно. В принципе можно и не усомниться в благих намерениях Ездры относительно восстановления Иудеи, но что за это взамен? Итак ВЗ нам даёт универсальный ответ согласно которому этих царей избрал Бог и дал им власть, а также щедрость и набожность. Цари в книге Ездры представлены прямо какими-то праведниками, удивительно глубоко верующими людьми!

 

2.  Так или иначе новая история становления религиозной иудеи начинается с благословения, благословляется и становление жреческих властей иудеи. Бог избрал царей персидских, эти же избранники всячески способствовали установлению новой власти уже в самой Иудее.

 

3.  Утверждение о даровании Богом царств земных даёт прекрасную основу для надежды наступления еврейского земного царства и ведения победоносных войн. Ведь цари-то персидские окровавленными мечами и политикой осуществили передел мира, а за этим всем получается стоял дарующий победы Бог.

 

 

Отдельным моментом можно рассматривать и библеистический вопрос происхождения данной протестной евангельской картины. Если предположить о существовании евангельского протографа, то почему же его содержание оказалось в конце концов именно в канонических текстах, а не в апокрифических гностических? Интересно, что там также обнаруживается картина искушения Спасителя сатаной как «обладающим миром» (Книга Инородца). С другой стороны там проблемно выделить противостояние текстов, когда сатана бы «цитировал» Танах, но только ставил себя фактически на место Бога Всевышнего. Вынесем в данном моменте лишь общее предположение. Автор предполагаемого евангельского протографа сознательно создаёт конфликт текстов и идей, действует в рамках т.н. протестной экзегезы. С другой стороны составитель евангелист данного протеста не замечает, так как принадлежит уже иной мировоззренческой плоскости, при этом сама картина описываемого им искушения уже не вызывает у нас никаких подозрений. Вместе с тем именно этот протограф чем-то привлёк внимание евангелиста, а возможно и тем, что Христос в нём не отрицает радикально аспекты истории богопознания Танаха и возможно также ссылается на него. И в этом аспекте объяснимо Евангельское противостояние Иисуса сообществу иудаизма, а также известное противопоставления детей иудаизма и детей Авраама, принявшего некогда благословение Мелхиседека. При этом Авраам рассматривается в позитивном ключе, как обладающий способностью принять откровение Отца в Сыне, и что уже стало недоступным для именуемых детьми дьявола особо рьяных последователей иудаизма. 

 

Итак, подведём итоги.

 

1. Новозаветная  традиция хоть и ссылается на Танах, однако  противостоит целому пласту с его авторами, пророчествами, воззрениями и чаяниями. В данной публикации было предложено рассмотреть евангельский конфликт искушения с учётом фона создания самих конфликтных стихов Танаха, а также предположить,  что противостояние можно отнести к идеям и эпохе становления религиозной системы Иудеи, с которой сама евангельская традиция конфликтовала или же критически её переосмысливала. При этом возникает и закономерный вывод, что утверждения Танаха представлены заблуждениями частного мнения религиозных деятелей того времени, т.е. «коллектива» авторов соответствующих книг и отрывков.

 

2. Сами ссылки на Танах в истории искушения позволяет сделать вывод, что авторы повествования истории искушения не отрицают историю богопознания Танаха, однако при этом ставят под сомнение преподносимые там ценности. Многие же картины при этом могли или вынуждены были считаться «духовным» наваждением своего времени или же банальным мифотворчеством.

 

3. Мнения авторов книг Танаха не означает автоматическое совпадение с мнением Бога, а те или иные явления и деяния способны Богу легко приписываться по сложившейся необходимости – исторической, политической или религиозной. Рассмотренная нами книга,  а также выявленный конфликт характерный тому пример.

 

 

(с) Влад Вальберг. Октябрь 2012.

 

 

 Мнения, комментарии, обсуждения

1. Форум Evangelie.ru

Публикации в продолжение темы

1. «Весёлый праздник пурим»  (О духовной ценности книги Есфирь с точки зрения новозаветной традиции)

2. Книга Есфирь – разбор полётов. (Об исторической достоверности событий книги Есфирь)

 

 

В рубрику

Все рубрики

Главная

 

Hosted by uCoz