К критике теории относительности

(к вопросу теории познания и значимости детища Эйнштейна)

 

Выдержки из книги  С. Н. Артеха  «КРИТИКА ОСНОВ  ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ»

http://www.antidogma.ru/russian/relatbook.html

Итоговый вывод книги заключается в необходимости возврата к классическим понятиям пространства, времени и всех производных величин, к классической интерпретации всех динамических понятий, возможности классической интерпретации релятивистской динамики и необходимости дополнительного экспериментального исследования ряда явлений в области больших скоростей. Если автору удалось "снять наваждение СТО", то локальная цель этой книги в значительной мере достигнута. С некоторыми дополнительными моментами критики теории относительности и сопутствующих теорий можно ознакомится в статьях и книгах, далеко не полный список которых дан в конце книги (названия говорят сами за себя).

Если внимательно присмотреться к ближайшей общеизвестной истории развития человечества, то создается впечатление, что кто-то "поспорил на копейку": можно ли обмануть все человечество (и в первую очередь "потягаться мозгами" с "квалифицированными специалистами"). И это оказалось возможным даже в такой сравнительно точной области знаний как физика. Ведь еще А.Эйнштейн удивлялся, что все с чем он соприкасается превращается хотя не в золото, как в сказке, но в газетный бум. И он до конца жизни сомневался в верности своего детища. Иное дело - те, кто стоят теперь при теории относительности и пытаются административным путем закрепить свое положение навеки. Возьмем, например, создание "Комиссии по борьбе со лженаукой". Казалось бы, декларируется самая благая цель - оградить государство от ограбления шарлатанами. Однако, аналогичных структур нет в большинстве других стран и ничего с их кошельками не происходит. Да и в нашей стране всегда была практика проведения экспертиз до принятия финансовых решений. А в идейном плане научное сообщество само имеет способности к отсеиванию неверных идей, и уж тем более иммунитет к шарлатанству. Ситуация проясняется, когда озвучивается мнение, что все, кто не согласен с теорией относительности - не физики. По любому иному вопросу могут существовать разные мнения, теории, школы и т.д.. А тут вдруг нашелся "пуп Земли" - обсуждению не подлежит. А как же быть с физиками до 1905 года: они что, уже не физики? А как быть с теми физиками (включая очень известных и даже Нобелевских лауреатов) из 20-го века, кто был не согласен с интерпретациями теории относительности? Они тоже все - не физики? Как вообще наука может развиваться без свободного обсуждения идей и постепенного их понимания? Известно утверждение, что теорию относительности за всю ее историю не понимал никто, даже ее создатель. Так ведь релятивисты с гордостью заявляют, что и не нужно ее понимание (а только механическое запоминание и выполнение определенных процедур, так как понимание и наглядность - примитивны и ниже их достоинства). Фактически, из идеи сотворен очередной идол для служения (и жрецы уже есть при нем).

К сожалению, ситуацию с теорией относительности тяжело поправить с помощью отдельных публикаций. Даже если большинство ученых поймет ошибочность теории относительности, "сдуть этот мыльный пузырь" будет далеко не просто. Кстати, было бы интересно провести опрос среди людей с физическим образованием: считают они интерпретации теории относительности верными или ошибочными? Если опрос будет анонимным (поскольку еще совсем недавно за высказывания против СТО "организовывали" исключение из Академии наук, да и репрессивные возможности "новой лженаучной комиссии" тоже могут быть продемонстрированы), то автор готов предположить его результат. Но этого может оказаться недостаточно. Нужно изменить саму культуру научных отношений, чтобы достаточное количество ученых могло открыто заявить вслед за Аристотелем ("Платоновским другом"): "ИСТИНА дороже", чем стодолларовая зарплата (это современный ремейк истории). Финальная точка в вопросе о теории относительности может быть поставлена только тогда, когда будет принято решение о соответствующем изменении программы преподавания в школе и ВУЗах и изменении программы экзаменов, включая аспирантские и кандидатские.

************************************************************

Выдержки из книги Нюхтилин В. – Будущее настоящего прошлого

Само существование теории относительности, это наиболее наглядный пример наступившего конца. Это понял Лоренц. Старик Лоренц, выросший на традициях классического понимания значения и смысла науки, конечно же, понял уже в 1905 году то, что поняли все остальные только в 1926 году, когда встретились пси-волна Шредингера с матричным исчислением Гейзенберга. Он уже в 1905 году увидел, как некая теория, выросшая из его наработок, пусть математически, но объясняет без эфира всё то, что он, (пусть тоже только математически), но объясняет с эфиром. Вот сейчас те эффекты, которые объясняются с помощью ТО, может объяснить еще приблизетльнно 20-30 научных систем с применением эфира. Всё, что может описать теория относительности, точно также может описать и вычислить с той же верностью и классическая электродинамика, основывающаяся на действии предполагаемого эфира, поскольку там тоже, как и в ТО одна лишь сплошная математика. Загвоздка только в одном – найдите в природе эфир и докажите физическим опытом, что он существует. Тогда на ТО будет поставлен крест. Эфира пока не нашли.

Но дело не в эфире. Дело в Лоренце. Если уж сегодня кто-то в таком количестве может решить проблему равноценной замены ТО для расчетов, то мог бы это сделать и Лоренц, создавший классическую электронную теорию. Почему Лоренц не предложил в качестве соперничающего с ТО, свой вариант? Потому что Лоренц понял, что когда совершенно противоположными базовыми физическими основаниями, с абсолютно исключающих друг друга позиций, физический мир успешно моделируется, то это не что иное, как - конец физике. Потому что в настоящей фундаментальной науке истина только одна и подкрепляется экспериментом. Поэтому Лоренц до конца жизни вообще отказывался от одного только упоминания о своем возможном участии в существующей славе ТО и всегда подчеркивал, что эта теория принадлежит Эйнштейну. Однажды на вопрос, а как относиться к тому, что «преобразование Лоренца» составляет основу расчетов ТО, а теория принадлежит только Эйнштейну, он досадливо махнул рукой – «мое преобразование? я дарю его этой теории»…

Не мог не видеть мудрый Лоренц всех этих физических уродцев, которых плодит эта теория. Пуанкаре - понятно. Он был более математиком, чем физиком. Это был математический спецназ, который появлялся там, где регулярные физические части уже не могли вести наступление или попадали в безвыходное положение. Пуанкаре помог, в частности, Герцу при открытии электромагнитных волн, подсказав, почему у того в опытах скорость волны не равна скорости света. Пуанкаре и Беккерелю при открытии радиоактивности всё считал, чего не смогли посчитать другие, и он же лоренцовские расчеты постоянно правил, а Лоренц также постоянно и публично благодарил его за проявленные при этом терпение и такт.  Пуанкаре все эти четырехмерности и остальные причуды теории видел лишь в качестве удобного расчетного приема, и просто постоянно предупреждал физиков, что перенос этих расчетных приемов в природу, все же, требует прямого экспериментального подтверждения. Когда остыл к теории Лоренц, охладел к ней и Пуанкаре. Лоренц же остыл сам по себе, потому что, несомненно, понимал, что сон физического разума родит математическое безумие. И перестал в этом участвовать.

И, правильно сделал, потому что придет время, и никто не будет связывать его великое для науки имя с тем, например, заявлением, что наш мир четырехмерен, пространство в нем искривлено и пустоты нет. Никто не свяжет с именем Лоренца то, что гравитационные эффекты объясняются не силой притяжения Ньютона, а тем, что в этом искривленном пространстве планеты катятся по инерции под уклон вниз по круговым воронкам искривленного пространства.

И когда, наконец, зададут этот вопрос по-настоящему – почему же инерцию можно занулить (то есть, прекратить ее действие), а силу притяжения занулить нельзя, и не говорит ли это о том, что ТО полностью не согласуется с тем, что существует в природе - отвечать придется не Лоренцу. И когда, наконец, зададут по-настоящему этот вопрос – почему планеты никак под действием силы инерции не скатятся, наконец, в эти воронки искривленного пространства и не остановятся – отвечать придется тоже не Лоренцу. Лоренц не хотел за это отвечать (и за все остальное), и поэтому стал открещиваться. Он увидел, к чему это все приводит, хоть с эфиром, хоть без эфира. Потому что – физика уже бессильна.

 

***

 

Проще говоря, нам следует разобраться, зачем вообще СТО и ОТО нужны (по какой логической необходимости развития научных знаний), что они дают для человеческой практики и какие реальные процессы в реальном мире предсказываются или объясняются с помощью ТО. С чего начнем? Естественно – с самого простого! С человеческой практики!

Тут вообще никаких споров не должно быть. Любая теория оценивается тем, как она вошла в практику. Иных критериев просто нет. Этот критерий – самый главный. Тем более для такой теории, которую называют «революцией в физике». Давайте же осмотримся вокруг, и посмотрим, как революционно изменила мир ТО Эйнштейна. Осмотрелись? Похоже, что, того, кто нашел хоть что-то, следует увенчать лаврами не меньшей значимости, чем те, которыми был увенчан сам Эйнштейн. Вот машины ездят, самолеты летают, ракеты уходят в космос. Эйнштейн? Нет – термодинамика. Кто-нибудь знает имена людей, совершивших данную революцию в физике? Свет горит, телевизор работает, радио играет, компьютер гудит, телефоны сотовые звонят. Ко всему этому ТО не имеет никакого отношения. Новые информационные технологии, перспективы квантовой передачи информации. Эйнштейн? Совсем наоборот – то, с чем Эйнштейн всю жизнь боролся, потому что кванты отменяют некоторые выводы ТО. Правда, основные надежды на прорыв в скорости передачи информации и объемов ее памяти связывают с эффектом Эйнштейна-Подольского-Розена. Так и говорят – на основе этого эффекта и т.д. Но здесь следует напомнить, что Эйнштейн, всю жизнь мечтавший отменить квантовую механику, вывел со своими друзьями, (Подольским и Розеном), данный эффект с единственной целью – доказать, что квантовая механика это глупость, потому что из нее следует вот такой эффект, а такого эффекта никогда не может быть, потому что не может быть никогда. Мол, думаете хоть головой, куда ведут ваши кванты? Оказалось – думали.

Где бы еще поискать? Ну, конечно же, единственно там, о чем во всех энциклопедиях говорится! Тем более, что даже в энциклопедиях больше ни о чем никогда не говорится! В ускорителях частиц! Там, оказывается, подтверждается вывод Эйнштейна о том, что масса и энергия – это одно и то же. Там, правда, не видно, как и через какие силы масса возрастает именно в этом опыте, но расчетные величины соответствуют! Разве не революция? Совсем не революция, потому что подтверждаются лишь численные значения полученных параметров, а сами ускорители работают совсем на другом разделе физики, ничего общего не имеющем с ТО. Эти значения просто сходятся в цифрах с теми, что предлагает ТО для объяснения подобных эффектов. Так ведь сходятся! А как им не сходиться, если эти ускорители частиц работают на преобразованиях Лоренца, которые взяты Эйнштейном в качестве математической основы в теорию относительности? Лоренц и там и тут заправляет своими группами и множителями. При одном и том же составе элементов и принципов, участвующих в расчете – как же могут получаться разные расчетные итоги? И вообще – если бы теории относительности совсем никогда не было в природе, ускорители все равно бы работали и делали свое дело, никак не почувствовав присутствия или отсутствия ТО.

Где еще у нас революция произошла? В ядерной физике? Так на то и наука есть – «ядерная физика», она про ТО ничего не знает и не обращается к ней за ненадобностью. В космосе? Там Ньютон, Кеплер и Доплер всем заправляют, ТО нигде не применяется. Все промышленное оборудование на статической электротехнике или на прикладной радиофизике работает, там ничего из ТО не используется. Волоконная оптика тоже вся сделана по классическим расчетам. И вообще все вышеперечисленные науки появились до рождения теории относительности. Допустимые орбиты электронов Бор исчислил соединением законов механики Ньютона и его собственного (боровского) правила квантования. Тоже обидел ТО, не обратившись к ней. Где же еще поискать? В военном деле! Тут, конечно, всё всегда впереди самого первого, и тут не могут не применять! Применяют? Один раз применили. Когда СОИ создавали (систему космических снайперов, расстреливающих вражеские ракеты далеко на подлете к защищаемым целям). Там от Ньютона отказались, и стали считать по ОТО. Промашка вышла – 17-20 метров отклонения от прицельной точки. Для лазера это как для нас 17-20 километров. Быстро опомнились и вернулись к Ньютону. Сразу стали попадать.

Корабли моря бороздят, навигационные системы работают, исследования новых видов энергии, электроника, нанотехнологии. Все без ТО обходятся. Куда ни глянь, куда ни загляни,  в любом виде практической деятельности мы нигде никогда не увидим даже следов участия теории относительности.

В общем, хорошо, что нам сказали, что произошла революция. Иначе мы об этом никогда не узнали бы.

Революция, произведенная безвестным изобретателем унитаза, совершила несоизмеримо более существенные и положительные перемены в человеческой цивилизации, чем появление ТО. Интересно – унитаз кем-то запатентован? Под чьей фотографией следует писать «Отец современного быта»?

В чем причина? Может быть в том, что, как везде говорят, «создана новая физика»? Повсюду во всех научно-популярных энциклопедиях всегда есть фотография Эйнштейна и подпись под ней «Отец современной физики». Может быть, эта физика настолько новая, что просто практика до нее еще не доросла? Может быть, просто время еще не пришло? Ньютон, ведь, -  он еще когда свои интегральные с дифференциальным исчисления создал! А постоянно применяться они - когда стали на практике? Далеко не сразу. Может быть, и здесь надо просто подождать? А пока, (до практики), у нас, зато есть уже новая физика! А новая физика - это новые законы, новый язык, новая терминология, и разве само по себе это не прекрасно? Ведь цель физики – это установление законов, сводящих отдельные природные явления к общим правилам. Когда эти общие правила обнаружены, то физика определяет причины, которые эти правила обеспечивают. В качестве таких причин чаще всего определяются различные силы. Итак – какие новые законы дала теория относительности? Какие новые явления природы объяснила эта физика? Какие новые силы она открыла и научила их применять? Какие перспективы ждут недоразвитую практику, когда она дорастет до этих новых законов и новых сил? Впрочем, мы пока еще так и не назвали этих революционных законов и сил. И не назовем. Их нет. Не будем называть того, чего нет.  И не будем искать в теории относительности того, чего в ней нет. То есть, новой физики. Хотя, как говорят на форумах – кто отыщет, пришлите на имейл.

Ну, так и ладно, с этими законами! Может быть, эта теория просто предвестник знания каких-то будущих новых законов и будущих новых природных сил? Может быть, просто человек пока не дорос до того уровня, когда он сможет использовать новые понятия ТО в создании новых законов? Может быть, человек просто пока не может перейти от новых понятий, данных в ТО, к новым законам? Новые понятия должны выражаться новым языком. Посмотрим на эти новые понятия. Их много. Но они все математические! А, к сожалению, математика – не физика. Физика четко ограничивается в своих вариантах возможностями физического мира, когда природа говорит ей – «сюда нельзя, и сюда уже нельзя, и туда нельзя». Когда же появляется абстрактная, многовариантная и всемогущая математика, то своим собственным составом она себя уже ничем не ограничивает. Она – сама себе король, сама себе подданный и сама себе верховный жрец. У нее, поэтому, все понятия новые. Но они никогда не приведут к новым физическим законам. А из непосредственно физических понятий, которые мы видим в «новой физике» – всё тот же самый полный набор старых понятий и терминов классической физики! Как «новая физика» обошлась без новых физических понятий, сил и величин? Другие новые разделы знания этим никогда не грешили. Давая новое, они всегда давали и новые понятия, и новые величины. Как можно дать новое в старых терминах и в старых словах? Как это умудрилась сделать «новая физика» - теория относительности? Если у кого-либо есть этому объяснение, то даже на имейл не шлите. Такое объяснить нельзя даже математически. Если что-то и есть нового в ТО, так это идеи, выросшие на перипетиях взаимодействия элементов математической логики с ее же собственным математическим аппаратом.

 

 

 
Hosted by uCoz